СОЮЗ КОММУНАРОВ
Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1382
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Баннеры

Коммунист-революционер Украины

Днепропетровская областная организация Союз коммунистов Приднепровья

Главная » 2017 » Апрель » 6 » Переход на систему местного самоуправления, как первый этап перехода к социализму.
21:21
Переход на систему местного самоуправления, как первый этап перехода к социализму.

Никто не будет спорить, что для того, чтобы построить новое здание на месте старого, нужно это старое разрушить до основания вместе с фундаментом, иначе останется опасность того, что из-за несоответствия старого фундамента параметрам нового здания это последнее будет постепенно разрушаться.

Подобный же подход, по логике, должен использоваться и при смене общественно-экономических формаций, когда новая формация должна полностью избавляться от пережитков старой, иначе неизбежно проявление старых «болезней» с постепенной деградацией и вырождением уже новой общественно-экономической формации.

Посмотрим, что же происходило на самом деле в историческом процессе смены общественно-экономических формаций, начиная с первобытно-общинной, с диалектической точки зрения.

В первобытном обществе сформировались общественные отношения на принципе всеобщего равенства, т. к. ни один член этого общества не имел, по сравнению с остальными, никаких преимуществ ни в имущественном, ни в социальном, ни в каком другом плане. Можно сказать, что все обладали равными инструментами, данными от природы — ногами и руками.

Первобытное общество познакомило человечество с базовыми принципами демократии и надолго заложило в сознание людей её принципы.

Постепенно в первобытных общинах начали формироваться отдельные роды по принципу кровного родства, одни из которых стали расти и усиливаться, а другие хиреть и вырождаться. После окончательного формирования родоплеменной формации общество было разделено на родных и безродных, первые из которых стали обладателями определённого родового имущества и земли, а вторые остались ни с чем и были вынуждены наниматься к первым на работу.

Так, при родоплеменной формации, происходит расслоение общества на первые классы имущих и неимущих и возникает понятие частной собственности, а так же появляется прообраз торговли в форме натурального обмена.

Переход к рабовладельческому строю был обусловлен быстрыми темпами роста аграрного производства, обусловленного развитием торговых отношений и происходил на фоне активных военных и торговых экспансий. Военные кампании позволяли расширять масштабы аграрного производства за счёт захвата всё большего количества новых земель и обращения бывших жителей этих земель в своих рабов, что, в свою очередь, увеличивало объемы торговли с союзниками.

Первые рабовладельческие страны строили своё общество на принципах демократии, по аналогии с первобытным обществом, но, с течением времени, всё больше из них, в силу сложных политических перипетий, переходило к авторитарному принципу общественного устройства. На этом фоне возникла необходимость в создании государственного аппарата, как главного управляющего органа монархии в лице императора и парламента, как органа, выражающего и отстаивающего интересы олигархии, в лице крупнейших рабовладельцев.

Другими словами, рабовладение породило государство и парламентаризм, а так же, торговлю, основанную на денежном обмене, какой она сохранилась и до наших дней.

С крушением крупных рабовладельческих империй, на их месте возникает множество мелких государств, во главу которых становятся самые сильные роды, использующие единоличную монархическую систему власти. Это сопровождается освобождением порабощённого местного населения и наделением его земельными наделами.

Так происходит переход от рабовладения к феодализму, который порождает возникновение суверенных национальных государств, опирающихся на свои монархии и эксплуатирующих труд бывших рабов, которые с развитием и насаждением новых христианских религий, становятся (х)крестьянами.

Значит результатом формирования феодализма стало окончательное утверждение монархии, как единственной формы государственной власти и возникновение религии в современном понимании этого слова, как силы, сдерживающей в узде широкие крестьянские массы.

А вот с формированием условий для перехода к буржуазной общественно-экономической формации начинаются сложности. Вновь возникшая прогрессивно мыслящая буржуазия после захвата власти через революционные восстания, допускает грубейшую ошибку и вместо полного уничтожения государственного аппарата, как инструмента своего классового врага — монархии, параллельно с вновь образованными парламентами, призванными отстаивать интересы буржуазии, сохраняют государство вместо полного провозглашения республики.

По сути, вместо уничтожения государственной монаршей власти, буржуазия просто переименовала её в институт президентства, тем самым легализовав монархию в буржуазно-демократических республиках. Эта ошибка стоила буржуазии того, что выделившаяся из их же круга новая олигархия отобрала у буржуазии власть, узурпировав буржуазные парламенты, обернув их в свою пользу и обложив буржуазию налогами, пошлинами и прочими поборами через кабальное законодательство по аналогии с тем, как в своё время был обложен оброками крестьянин.

В итоге этой контрреволюционной реакции, буржуазная формация плавно переродилась в капиталистическую, в которой власть стала принадлежать уже не промышленному, а финансовому капиталу, полностью подчинив себе буржуазию.

Подобную же ошибку совершили и социал-демократы в лице большевиков, которые после взятия власти хоть и устранили враждебное буржуазное Временное правительство, но сохранили, по сути, монархический государственный аппарат, который в последствии породил новую, уже советскую буржуазию в лице бюрократической партноменклатуры. Которая в итоге и совершила развал СССР в целях легализации своей номинальной власти путём присвоения себе советских предприятий народного хозяйства.

Если реально смотреть на вещи, то в Советском Союзе социализма не было ни на одном этапе его существования.

В чём же заключается диалектика сменяемости общественно-экономических формаций? Если провести тщательный анализ эволюции общественно-экономических формаций, то прослеживаются такие закономерности.

Во-первых, условно все формации можно разбить на взаимозависимые пары, которые по отдельности олицетворяют собой отдельные эпохи. Например, первобытно-общинная и родоплеменная формации составляют варварскую эпоху, рабовладельческая и феодальная — аграрную эпоху, буржуазная и капиталистическая — индустриальную.

Во-вторых, в этих парах, более ранняя формация является революционной по отношению к предыдущей эпохе, а следующая за ней формация становится как бы консервативным застойным продолжением первой. На примере варварской эпохи видно, что первобытное общество занималось активным познанием окружающего мира, формировались попытки научного объяснения природных явлений в виде первых мифов и легенд, создавались и совершенствовались сначала оружие, а затем и орудия труда, появляются первые зачатки искусства в виде наскальной живописи и простейших женских украшений и т.п.

Родоплеменная же формация стала просто использовать наработки, полученные в результате работы предыдущей и весь прогресс сошёл на нет, перейдя в стадию потребления достигнутых результатов, а развитие пошло, так сказать, уже не вглубь, а вширь путём усложнения внутри- и межродовых отношений.

Рабовладельческая формация стала революционным переходом от варварской эпохи к аграрной, когда за счёт труда рабов освободилось от физического труда большое количество так называемых граждан. Кроме колоссального роста торгово-экономических отношений, это дало толчок к более рациональному познанию мироустройства через развитие науки, культуры, искусств и формирование новых политеистических религий на базе существующих мифов и легенд.

С крушением же рабовладельческих империй и переходом к феодальной монархии, начался консервативно-застойный период с характерным отказом от научного подхода и преобладанием церковно-религиозных догматов. Следует отметить, что, в отличие от буржуазных революционеров, феодальные монархи полностью лишили элиты допуска к власти, запретив любые проявления парламентаризма — главного института власти олигархических элит. Это и позволило просуществовать феодализму в течение такого долгого исторического периода времени.

Только с наступлением эпохи Возрождения люди вновь стали возвращаться к научному подходу в познании мира, что и сформировало условия для возникновения новой революционной буржуазной общественно-экономической формации, которая стала первым этапом новой индустриальной эпохи. Буржуазной формации так же, как и рабовладельческой, характерно развитие науки, ставшей главным движителем научно-технического прогресса.

Но, в связи с массовыми термидорианскими реакциями на буржуазные революции, монархические государственные властные институты сохранили за собой власть в новой буржуазной формации, сначала в форме парламентских монархий, а затем и вовсе мимикрировали в институт президентства, который за новой демократической вывеской скрывал старую монаршую мантию.

И если в начале государство и парламент конкурировали примерно на равных, разделив, условно говоря, сферы влияния, то со временем, государственный аппарат подчинил себе все органы власти, узурпировав как парламент, так и местное самоуправление (которое должно отстаивать интересы простого народа, поэтому, по сути своей, является органом власти новой социалистической формации, но об этом ниже). Такая система власти постепенно привела к переходу от прогрессивной революционной буржуазной формации к консервативной капиталистической, которая по аналогии с феодальной, взяла курс на отказ от научного прогресса со всеми, вытекающими из этого, последствиями.

Подводя итоги, можно констатировать, что:

1. Первобытно-общинная формация принесла человечеству демократию;

2. Родоплеменная — расслоение общества на классы;

3. Рабовладельческая — государство, парламент, монархию и религию;

В сущности, все последующие общественно-экономические формации базируются на рабовладельческой, всячески её модернизируя и преобразуя. Сначала государство «подарило» рабам иллюзию свободы, наделив их землёй, но подчинив церковным догматам, насаждающим богобоязнь, при этом, сняв с себя всякую ответственность за жизнь бывших рабов.

После этого, утратив на время власть, государство «дарит» бывшим рабам иллюзию парламентаризма, введя парламент и наделяя их мнимым выборным правом. Это позволяет со временем вновь взять контроль над массами в свои руки.

После октября 1917 г. государство вновь вынуждено идти на уступки массам, повышая социальные стандарты и вводя, действующее в интересах народа, местное самоуправление, прообразом которого стали Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов (хотя мелкобуржуазные формы местного самоуправления зародились ещё задолго до революций 1917 г., но об этом позже).

Если рассматривать конкретно Советскую Россию, то после окончательного разгрома к 1938 г. старой гвардии революционеров, государство окончательно вернуло себе власть в лице авторитарного правителя т. Сталина. Именно это и обусловило последующий развал СССР, т. к. новое сталинское государство стало постепенно возвращать все монаршие атрибуты в послереволюционную Россию.

К таковым можно отнести возвращение дворянского сословия в лице новой бюрократической партноменклатуры, восстановление дореволюционных воинских званий и знаков отличия и, наконец, после окончание Великой Отечественной войны, возвращается главное орудие феодальной монархии — православная церковь.

В это же время, под влиянием Советской России, происходит постепенное реформирование социальной политики и в западных странах. Только, в отличие от марксистской модели, Запад использует политику видного немецкого критика марксизма Эдуарда Бернштейна. В итоге, индивидуалистические стандарты социальной справедливости в западных странах доводятся до полного абсурда.

Начиная с сексуальной революции 60-х, верхом социальной справедливости Запада на сегодня стала пресловутая толерантность, начавшаяся с выпячивания прав сначала, так называемых, «цветных» меньшинств, т. е. негров и латиноамериканцев, а позднее уже и сексуальных меньшинств, так называемых ЛГБТ (лезбиянки, геи, бисексуалы и трансгендеры). Если их социальная «революция» будет развиваться теми же темпами и в том же направлении, то скоро будут признаны права садистов и мазохистов, педофилов и детей с депрессивными расстройствами, маньяков и самоубийц, ведь они, на первый взгляд, образуют вполне себе гармоничные пары.

Другой крайностью новых стандартов социальной справедливости, стало тотальное потребительство, которое выхолащивает в человеке все остатки духовности и морали.

Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что не о таком социализме писали в своих трудах Маркс, Энгельс и Ленин. Этот ревизионистский бернштейновский социализм можно назвать только вульгаризированным, т. к. социалистическая в нём только обложка, а внутри сплошь мещанские мелкобуржуазные ценности.

Можно с полной уверенностью сказать, что на сегодняшний день не требует доказательства утверждение того, что современное общество вульгаризированного социализма завело человеческую цивилизацию в тупик. Давайте на основании проведённого выше анализа попробуем сформулировать условия, которые позволят человечеству выйти из этого тупика.

Начнём с анализа современной модели власти. Практически во всех цивилизованных странах структура власти состоит из трёх составляющих: государственный аппарат, возглавляемый институтом президента и, по сути, выражающий интересы президента и его приближённых; парламент, который, вопреки общепринятому мнению, выражает интересы не народа, а хозяев олигархического капитала; органы местного самоуправления, так называемые местные советы, которые по конституции должны выражать как раз интересы народа, но, на самом деле, узурпированы госаппаратом.

В итоге, если рассматривать на примере России, современное общество оказывается поделено на три основных слоя. Первый — это госаппарат президента, а в сущности монарший двор, в лице президента и госчиновничества всех уровней, второй — это финансовый и сырьевой олигархат и третий — это простой народ, цинично обзываемый первыми двумя слоями электоратом.

Все эти три слоя находятся в антагонистических отношениях друг с другом, хотя активное противостояние заметно только между двумя первыми, так как электорат кроме своего иллюзорного «ценнейшего» выборного права, по сути больше ничего не имеет. При этом электорат представляет из себя гремучую смесь из разношёрстных классов, доставшихся нам от предыдущих общественно-экономических формаций.

Здесь и мелкая буржуазия в лице мелких предпринимателей, которые якобы являются практически курицей, «несущей золотые яйца» для нашей экономики. И сельское с городским мещанство, быстро вернувшее себе своё истинное мещанское лицо после развала СССР. И пенсионеры, которые в своём мещанстве могут потягаться с крестьянством, т. к. живут только ожиданием от их «святого» государства очередной подачки в виде повышения пенсии. И трудящиеся всех мастей, от наёмных работников предпринимателей, промышленных рабочих и шахтёров, до служащих низового уровня в различных частных корпорациях (это класс современного пролетариата, для простоты назовём его постпролетариатом, т. к. это работники не только физического, но и умственного труда). И госслужащие низового уровня так называемой бюджетной сферы, от учителей, врачей, работников администраций до полицейских и солдат.

Как вы думаете, какой из этих классов больше всего заинтересован в изменении сложившейся системы власти?

Из всех вышеперечисленных классов, только постпролетариат не является носителем мещанско-мелкобуржуазных ценностей, остальные же или стремятся во власть путём сколачивания капитала, как мелкие предприниматели, или полностью зависят от государственного бюджета, как пенсионеры, госслужащие и бюджетники, или просто имеют своё личное хозяйство и, формально, ни от кого не зависят, как крестьянство.

Теперь давайте подробнее разбираться, как функционирует современная модель власти и, что нужно сделать для того, чтобы новая система власти работала максимально эффективно.

Начнём снизу, с местного самоуправления. Зачатком системы местного управления в России было земство, введённое в Российской империи подписанием императором Александром II 1 января 1864 г. «Положения о земских и уездных учреждениях». Земские учреждения управлялись представителями местного дворянства, во главе земств стояли местные предводители дворянства, а финансировались земства, согласно вышеприведённому Положению, за счёт облагания населения уездов сборами и повинностями на земские нужды (строительство и обустройство школ, благотворительность, медицинская помощь, устройство дорог и мостов и т. п.).

А теперь попробуйте осознать всю абсурдность попытки президента В.В. Путина призвать простой народ к возрождению земства в РФ, тогда, как, во-первых, это возрождение должен инициировать сам президент, путём подписания соответствующего указа по аналогии с подписанием Александром II «Положения о земских и уездных учреждениях». А, во-вторых, современными земствами должны управлять местные элиты, но никак не простой народ.

В сущности, земства, итак, уже существуют в современной системе власти в форме местных советов, поэтому данная нелепая инициатива Путина выглядит не иначе, как очередная попытка пропиарится в глазах народа.

Идём дальше. В 1918 г. большевики отменяют земства и вводят вместо них Советы, которые со временем трансформируются в местные Советы — органы местного самоуправления СССР, а, с развалом последнего и, стран постсоветского пространства. Но… Вместо самостоятельного отстаивания интересов населения, эти органы местного самоуправления срастаются с государственной властью с полной потерей своей самостоятельности. Во всех законах органы государственной и муниципальной власти идут рука об руку в паре, как сиамские близнецы. Это говорит о том, что всё местное самоуправление было узурпировано государством и стало выразителем интересов отнюдь не местного населения, а государства на местах.

Теперь обратим внимание на законодательный орган — парламент. Это такой же карманный орган государства, как и местное самоуправление, которое придумывает всё более и более жёсткие законы, направленные против простого народа. Естественно, в интересах того же государства, а любой протест против этой системы или просто попытка отстаивания своих прав объявляется экстремизмом, с которым призвана бороться, так радостно переименованная из милиции, полиция.

Теперь посмотрим, как работает эта государственная машина, которую иначе, как узаконенным рэкетом назвать нельзя.

Если земства в дореволюционной России, согласно Положения Александра II, имели право на сборы и повинности с местного населения, которыми пополнялись, выражаясь воровским жаргоном, местные «общаки», то из этих же «общаков» финансировались местные потребности — строительство и обустройство школ, благотворительность, медицинская помощь, устройство дорог и мостов и т. п., а государство не имело к этим средствам никакого отношения.

Этим и обеспечивалась независимость и самостоятельность земств от государства. При этом, у земств не было никакой необходимости выпрашивать с протянутой рукой у государства финансирования тех или иных потребностей, они (земства) были самодостаточными.

Что же происходит сегодня? Вся финансовая система страны находится под полным контролем государства. Даже, так называемые, местные бюджеты не могут напрямую управляться и финансировать местные нужды без решения государства. Налоговая служба является «фискальным Цербером» на цепи государства.

Трагикомизм данного положения вещей выражается в простом примере, когда вы покупаете себе копилку с электрошокером и все ваши попытки вытянуть ваши же сбережения из этой копилки будут безжалостно пресекаться ударом тока в 3000 В.

Другими словами, те налоги, которые мы платим в местные бюджеты, то есть в наши «общаки», для решения своих насущных проблем, таких как содержание и ремонт социальной инфраструктуры, финансирование коммунальных служб, различных социальных проектов и пр., после попадания в лапы «фискального Цербера» сразу становятся не нашими, а уходят, как это принято говорить ещё с советских времён, «наверх», а любые попытки заигрывания с налоговыми органами караются уголовным законодательством, которое «изобретается» всё тем же парламентом.

А теперь вспомните о коррупционных скандалах, в которых засвечиваются чиновники всех уровней, а особенно те суммы, которые там фигурируют.

Ни о чём не заставляет задуматься?

Перед глазами возникает такая картина: простой народ трудится, создаёт материальные блага, надеясь, что жизнь его будет только улучшаться, а в это время государственная машина, в виде огромного клеща, сидит на шее у народа и высасывает из него эти материальные блага и последние соки.

И какого бы президента ни поставить у власти, каких бы депутатов не выбирать в Парламент, ничего не изменится, потому что, как в китайской сказке, богатырь, который убивает дракона — сам становится драконом. А такие структуры, как государство или парламент всегда будут паразитами на теле народа, т. к. изначально они созданы для отстаивания интересов правящей элиты, но только не простого народа.

Значит единственным выходом в сложившейся ситуации является упразднение государственного аппарата и парламентаризма, с полным переходом на систему местного самоуправления, как первого этапа к построению нового справедливого социалистического общества!

Заяц Стас

Источник: politobzor.net

Просмотров: 27 | Добавил: stepann | Рейтинг: 5.0/10
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск
Календарь
«  Апрель 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Друзья сайта
Copyright MyCorp © 2017 Сделать бесплатный сайт с uCoz